Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

24/11/2009 Бонк - учебник и человек
Впервые опубликовано на уже несуществующем сайте inauka.ru

На уже несуществующем сайте inauka.ru была опубликовано интервью с Натальей Александровной Бонк купить учебники Натальи Александровны Бонк.

Ниже интервью приведено полностью.

И в 85 лет эта женщина царственно красива. Не зря в детстве мечтала стать актрисой. Но Наталья Александровна Бонк заставила миллионы наших соотечественников полюбить иную красоту - английской речи, грамматики и лексики этого языка. Она и сегодня преподает и по-прежнему выпускает свои знаменитые учебники - новое поколение «бонков» (её фамилия уже давно превратилась в нарицательное, склоняемое на все лады слово). С легендарным автором побеседовал обозреватель «Известий» Андрей Чернаков.

Конфеты от Бухарина

вопрос: Наталья Александровна, прежде чем перейдём на английский, не могу не спросить, что за история связывает вас с нашей газетой.

Наталья Александровна Бонк

ответ: Я училась в 25-й образцовой школе, неподалеку от «Известий» - на улице Медведева (сегодня это Старопименовский переулок), и коллектив главной советской газеты над нами шефствовал. Помню, на очередную годовщину Октябрьской революции я в числе других круглых отличников получила от шефов коробку шоколадных конфет купить вкусности и сладости с оленем на обложке и грамоту за подписью главного редактора «Известий» Николая Бухарина.

в: В этой школе учились дети руководителей партии и правительства, в частности Светлана и Василий Сталины. Вы были с ними знакомы?

о: Да, Светлану я хорошо помню, она училась на класс младше и была большой поклонницей моих сценических упражнений. Я в то время мечтала о карьере актрисы, была непременной участницей различных самодеятельных постановок, и Светлана всегда мне громко хлопала из зала. Вообще она любила театр, музыку, часто посещала спектакли и концерты. После войны мы случайно встретились в консерватории, и она первым делом спросила меня: «Ты, конечно, где-нибудь в ГИТИСе?» Да нет, говорю, преподаю английский язык. Она очень удивилась. В одной из автобиографических книг купить биографии и мемуары Светланы Аллилуевой есть кусочек, посвященный её школьным подругам и знакомым. Обо мне там сказано примерно так: а вот девочка, от которой все мы очень многого ожидали, стала всего-навсего преподавательницей английского языка.

в: «Всего-навсего»… Самой знаменитой преподавательницей в стране. Кстати, почему вы выбрали именно английский? Ведь перед войной в СССР повально учили немецкий.

о: Это так. Но немецкий к тому времени я уже хорошо знала. Причем методика его изучения была очень простой, но довольно эффективной. В ту пору дети из семей советской интеллигенции средней руки (инженеров, врачей и т.д.) с малых лет группами направлялись на близлежащие бульвары под опеку немок-гувернанток. Через год ребенок довольно бойко лопотал по-немецки, а к моменту поступления в школу уже свободно говорил на нём. Не зная толком грамматики, может быть, не умея порой даже писать и читать, но говорил и понимал речь на слух! Вот и я с пяти лет ходила в группу к одной такой фрау на Патриаршие пруды. Разумеется, в первый же день войны всех этих немок из Москвы выслали.

Вывеска, определившая судьбу

о: А английский вошёл в мою жизнь в 17 лет, когда я уже с отличием окончила школу. Тогда, в 42-м, немцы находились еще совсем недалеко от Москвы. Моя мама, артистка Московской филармонии Розалия Михайловна Кроль-Боярская, была в составе артистической фронтовой бригады. Отец, главный инженер одного из заводов Министерства авиапромышленности Александр Ефимович Кроль, вместе со своим предприятием был переброшен на восток. Как-то мне позвонили из профкома Минавиапрома и сказали: папу скоро не жди, он надолго занят важной работой (в эвакуации отец восстанавливал производство лаков, красок и оргстекла для боевых самолетов). А ты отоварь все причитающиеся вам мясные карточки в продовольственном магазине возле метро «Парк культуры». Я так и сделала, отоварила карточки, мне достался редкостный по тем временам кусок - целая баранья нога. Иду, счастливая, домой, вдруг вижу вывеску: Институт иностранных языков. Тут-то мне в голову и приходит мысль, а почему бы не поучиться английскому, пока я еще до конца не определилась, идти на работу или поступать в какой-нибудь театральный вуз. И вот, прямо с бараньей ногой (правда, аккуратно упакованной в бумагу) я явилась на кафедру английского языка, успешно прошла собеседование и как выпускница-отличница была принята без экзаменов. Как начинающую, меня определили в самую слабую английскую группу. Но я очень быстро заговорила и догнала лучших студентов.

Окончив институт в 1946 году, я вышла замуж: мой избранник как раз выписался из госпиталя после тяжёлого ранения. Уже за Одером его снял какой-то мальчишка-снайпер. Жив остался просто чудом. Ехал он на трофейном велосипеде, по-спортивному согнувшись. Только поэтому пуля прошла навылет через левое легкое, выбив кусочек ребра. Кстати, все мои льготы я получаю как вдова инвалида Великой Отечественной войны Анатолия Адольфовича Бонка.

По приказу Микояна

в: Вы пошли преподавать английский в том же первом послевоенном году на Высшие курсы по изучению иностранных языков при Внешторге. Они были организованы по инициативе самого Микояна?

о: Анастас Иванович ужаснулся тому, как мало сотрудников его Министерства внешней торговли, непосредственно работающих с зарубежными контрагентами, знают иностранные языки, и выпустил приказ об организации этих курсов. Первое время все мои ученики были намного старше меня.

в: Что за контингент вам достался?

о: Так называемые индивидуалы, то есть персональные ученики. Это были люди, занимавшие очень высокие посты, не ниже председателя внешнеторгового объединения. Скажем, глава «Экспортлеса» Матвей Матвеевич Костолевский.

в: Он был такой же красавец, как и его сын - актёр Игорь Костолевский?

о: Я бы не сказала. Но это была удивительная личность, поскольку на таких должностях в те годы евреев уже было раз-два и обчёлся. В то время мне, как беременной, дали легкую нагрузку - с Костолевским было просто и приятно заниматься. Матвей Матвеевич много читал и обычно докладывал мне заданный материал почему-то всегда стоя.

в: Быстро ли осваивал иностранный язык «сложный» контингент?

о: После революции старые дипломатические и внешнеторговые кадры в стране были или уничтожены, или эмигрировали, но новые были вполне милые люди, они очень старались выучить язык. Пособий у нас практически не было. Поэтому я сама придумывала упражнения. И когда старший преподаватель курсов однажды пришла на мой урок, она спросила, откуда я беру эти упражнения. Пишу сама, честно ответила я. Тогда-то мне и предложили готовить материал для занятий в группах. Сказали: вот вам авторская бригада - пишите.

в: А в результате свет увидел первый «Бонк»?

о: Хочу подчеркнуть: это был коллективный труд - Бонк, Котий, Лукьяновой и Памухиной. Ждать выхода книги нам пришлось несколько лет. Первый учебник увидел свет в 1960 году. Он был напечатан в Австрии, в коммунистическом издательстве «Глобус». Книга мгновенно разошлась и сразу же стала большим дефицитом. А в 1972-м мы с моим основным соавтором - Натальей Лукьяновой её переработали, убрав погрешности, и вот в таком виде она многократно переиздавалась.

в: Сколько же всего переизданий пережил легендарный второй «Бонк»?

о: Я не считала. А в период перестройки книгу начали нещадно пиратить. Так что точно сказать невозможно…

Комфортное пособие

в: Ваш учебник «Английский шаг за шагом» купить новый учебник английского языка Бонк, который вышел несколько лет назад, - это принципиально новая работа?

о: Безусловно. К этому учебнику я пришла благодаря стараниям моей дочери Ирины, увы, ныне покойной. Когда она начала болеть и ей пришлось уйти с работы, Ирина взялась переделывать учебник, который мы в середине 80-х годов написали совместно с Изадорой Ильиничной Левиной. Я, конечно, Ирочке помогала, и таким образом родилась первая часть «Английского шаг за шагом». Вторую часть я написала одна. Потом мы с дочерью придумали так называемые рабочие тетради. В итоге получился фундаментальный комплекс с множеством естественных, характерных для современной речи диалогов, с интенсивным накоплением языкового багажа. Большинство тех, кто пользовался этим учебником, называют его комфортным для работы. А недавно в «Росмэне» вышла книжка для продвинутых учащихся. Я написала её совместно со своей родственницей Евгенией Марковной Салтыковой.

Железная Элиза Дулиттл

в: Когда вы бывали в Англии и Америке, естественные носители языка давали поводы удивляться?

о: Одной даме это удалось. Помню, в 1975-м, находясь в Англии, мы с моей напарницей часто смотрели в гостинице телевизор купить телевизор. И нас всегда поражала одна вульгарная, безвкусно одетая женщина, которая ежедневно ругала лейбористское правительство, причем её английский отнюдь не блистал аристократизмом. Бабушки называли эту даму Пегги.

в: Вот как! Я догадался, это была знаменитая «железная леди»…

о: Да, Маргарет Тэтчер, которая тогда находилась в оппозиции. Но какие же метаморфозы произошли с ней уже через несколько лет, когда она пришла к власти! Эта умная женщина всегда упорно работала над собой, занималась самосовершенствованием. И в итоге исправила свой язык, изменила свою внешность, стала иначе говорить и одеваться.

в: Прямо как Элиза Дулиттл из «Пигмалиона»… А как вам английский Барака Обамы?

о: Будучи чернокожим, он старается говорить красиво. А вот, скажем, Хиллари Клинтон говорит на более американском английском, чем нынешний президент.

О русской лени и датской крестьянке

в: Наталья Александровна, по каким учебникам эффективнее всего учить английский - по отечественным или по иностранным?

о: По нашим, но по хорошим. Например, я старалась писать понятно. И когда Ирочка была еще маленькой и чего-то не понимала, она всегда просила меня: «Скажи словами!»

в: На что сделать главный упор - на разговор, слушание, чтение, письмо?

о: Смотря для чего вам нужен язык. Если речь идет о турпоездке, достаточно выучить несколько слов, которые вам понадобятся в конкретных житейских ситуациях. Если же человек собирается изучать язык с серьёзной практической целью, ему надо обязательно тренироваться во всех четырёх умениях. Но при этом языковая компетенция - вещь очень капризная. Если не заниматься регулярно, много не читать и не слушать, то она утрачивается, и очень быстро. И уж коль вы хотите в дальнейшем общаться с носителями языка или использовать его в своей профессии, вы должны приготовиться к солидному курсу, а это минимум несколько месяцев. Например, на наших курсах в Литинституте занимаются с октября по май, два раза в неделю по три часа.

в: А как лучше всего учить детей языку?

о: На мой взгляд, самая эффективная система - это та, которую я прошла в детстве. Помните фрау с Патриарших? Нет ничего лучше.

в: Сегодня мы не блещем знанием иностранных языков. Скажите, почему так?

о: Мне кажется, что далеко не последнюю роль здесь играет отсутствие нормальных учебников для детей с хорошей, четкой системой упражнений. Чтобы ученик чего-то добился, его надо натренировать, как тренируют музыкантов.

в: А может быть, наш человек просто не способен к изучению иностранных языков?

о: В Дании я видела простую крестьянку, фермершу, свободно владеющую тремя иностранными языками. Такие люди, как она, прекрасно понимают, что их родной язык будет абсолютно непонятен большинству иностранцев, с которыми придётся общаться. И поэтому стремятся выучить тот язык, на котором можно объясниться практически всюду. Сегодня таким международным языком является английский.

© Андрей Чернаков

Впервые опубликовано на уже несуществующем сайте inauka.ru

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2016, ссылка на сайт обязательна